Партнеры


Людей, которые не
читают газет,
надо морально убивать на
месте.

Остап Бендер


Личный кабинет



i=269
Статистика




Подарочная упаковка оптом, коробки

Чтобы Радоваться Лучшему, Надо Рассчитывать На Худшее

ТЕМА КРИЗИСА СЕГОДНЯ ОБСУЖДАЕТСЯ НА ВСЕХ УРОВНЯХ. ЭТО ВПОЛНЕ ПОНЯТНО И ОБЪЯСНИМО: ОН ЗАТРОНУЛ ВСЕХ И КАЖДОГО. БЫВШИЙ НАЧАЛЬНИК ДЕПАРТАМЕНТА КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ МИНИСТЕРСТВА ЭКОНОМИКИ РФ МИХАИЛ ХАЗИН ЕЩЕ В 2001 Г. ПРЕДСКАЗАЛ НЫНЕШНИЙ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС. В ЭПОХУ РАСТУЩИХ РЫНКОВ ШИРОКАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ НА ЕГО ПРОГНОЗЫ ВНИМАНИЯ НЕ ОБРАТИЛА, НО СЕГОДНЯ ОНИ АКТИВНО СБЫВАЮТСЯ.


Михаил Хазин считает, что экономическая модель, послужившая причиной нынешнего мирового финансового кризиса, зародилась после кризисов 70-х. Тогда, чтобы стабилизировать ситуацию, американские экономисты придумали так называемую рейганомику.
Суть этого явления заключалась в следующем: чтобы поддержать спрос, правительство США начало безудержно выдавать гражданам кредиты, практически без ограничений и под довольно низкий процент. Таким образом, американцы получили возможность уже сегодня удовлетворять свой будущий платежеспособный спрос. Разумеется, источником этих денег была эмиссия, то есть печатный станок. И потребляет население США сейчас то, что должно было потреблять завтра и послезавтра — тогда, когда деньги на это были бы заработаны.
Эмиссионная поддержка спроса действительно стимулирует бурный рост экономики, но только до определенного момента. Затем, набирая все больше кредитов, население несколько лет платит по ним проценты. Вместо того чтобы покупать новые товары и услуги, оно возвращает кредиты. Объем долга накапливается и в итоге становится запредельным.
Спрос, порожденный сначала напечатанными, а потом выданными населению в кредит средствами, в 1998 г. составлял 25% ВВП США. То есть, если бы остановили эмиссию, четверть всей американской экономики еще тогда должна была сгинуть. Сегодняшний масштаб еще больше. Приблизительная оценка спроса показывает, что избыточный спрос в США сейчас составляет порядка $5 трлн. Это 30% внутреннего валового продукта.
Возникает законный вопрос, почему эмиссия долго не провоцировала рост инфляции в США. Здесь все дело в высоком качестве их финансовой системы. У нас инфляция воспринимается прежде всего как явление потребительского рынка.
В США же долгое время она регулировалась по секторам экономики: в финансовом секторе — высокая, в потребительском и промышленном держалась низкая. Неприятности начались летом прошлого года, когда инфляция на рынке недвижимости достигла критических значений (как говорят, на рынке «надулся пузырь»). Сдували его американские денежные власти виртуозно: всего на 2–3% в месяц. Это блестящая работа! К сожалению, в ходе этого процесса инфляция прорвалась в потребительский сектор и к началу осени выросла до 11–12%. К концу года она может еще вырасти, соответственно, на столько же упадет спрос. Впрочем, тут будет маятник, но в целом падение на 12–15% в год почти неизбежно.
Все это, конечно, отразится на российской экономике, она у нас преимущественно сырьевая. Для сырьевых рынков характерна высокая эластичность цены по спросу: падение спроса на нефть даже на 5–8% провоцирует резкое снижение цен на нее. Снижение совокупного спроса в США на 30%, а в мире на 20% — это для российской экономики катастрофа. По прогнозам Михаила Хазина средневзвешенная цена на черное золото к середине 2009 г. составит $20 за баррель, с учетом инфляции — $30–35, а ведь с 1999 года страна развивалась только за счет нефтедолларов. Правда, на них развивалось и собственное производство, но импорт рос в несколько раз быстрее. Доля российской экономики в самообеспечении ежегодно падала.
Любая капиталистическая экономика живет за счет кредитов. К примеру, в сельском хозяйстве: предприятие берет кредит, затем сеет-собирает-продает и возвращает его. Если в экономике страны сфера производства и услуг будет развиваться по такой схеме, то совокупный объем кредитов по отношению к ВВП будет приближаться к 100%.
В нашей стране после ухода в 2003 году с поста руководителя Центробанка Виктора Геращенко все происходило иначе. Например, российское предприятие приходило в отечественный банк за дешевым, по сравнению с займом в валюте, рублевым кредитом. Там ему отвечали, что у них жесткие ограничения по рублевым кредитам, жесткие нормы резервирования и ограничения на риски. В итоге банк предлагал такие условия, при которых предприятие вынуждено сильно повышать цены на свою продукцию и терять уровень конкурентоспособности.
Теми же ногами российское предприятие отправлялось в иностранный банк. Здесь в рублевом кредите ему в корректной форме отказывали. Говорили примерно так: «Мы не дадим дешевых денег, чтобы вы произвели железки, которые будут конкурировать с железками, произведенными в нашей стране. Зачем это нам? Мы лучше дадим кредит вашему банку. Но не простой, а целевой — на потребительское кредитование ваших граждан, которые купят импортную продукцию». Таким образом, иностранный банк дважды поддерживал собственного производителя: давал кредит ему и давал кредит покупателям его продукции. В результате получалось, что наши граждане оплачивают развитие иностранного предприятия. В это же время российское предприятие либо медленно развивается за счет прибыли, либо берет дорогой и рискованный валютный заём.
Как долго продлится кризис, по мнению Михаила Хазина, в значительной степени зависит от цен на нефть, чем быстрее они будут падать, тем жестче Россия будет ощущать кризис. Приблизительно в равной степени развитие кризиса в России будет зависеть от политики нового президента США.
Считается, что кризис сильнее всего ударил по строительной отрасли. Вот мнение генерального директора ОАО «Чебоксарский строитель» Владимира Дмитренко.
Разумеется, кризис по нам, строителям, ударил в значительной мере. Раньше была отработана и практически не давала сбоев вот такая схема: потенциальные жильцы заключали с нашим предприятием договор долевого участия, вносили деньги, редко все сразу, чаще по графику, но до окончания строительства. На эти средства мы и строили дом. Собственные средства мы использовали для строительства первого этажа, дальше начиналась распродажа. Мы знали, когда спад спроса, когда его подъем, учитывали другие общеизвестные факторы, например месторасположение дома – все шло своим чередом, согласно нашему финансовому плану. Все началось в начале августа прошлого года, когда зарубежные банки прекратили кредитовать наши, российские. Многие тогда с удивлением узнали, что наши банки работали на дешевых иностранных деньгах – 3-5 процентов годовых. Нам же давали кредиты под 12-15 процентов. Такая вот была арифметика. Отсюда и начались все наши беды, кредитование практически прекратилось, разве что Сбербанк выдавал, да и то лишь самым надежным и проверенным клиентам. Мы, например, тоже получили в пошлом году 100 миллионов, но для нас это очень маленькая сумма, учитывая, что ведем строительство четырех домов. Только один кран «съедает» в месяц полмиллиона, а у нас их несколько. Кирпич, бетон, раствор, металл – все это нужно каждый день, и за все надо платить.
Самая серьезная подножка для нас была в том, что банки прекратили выдавать кредиты нашим долевикам. Именно на эти деньги ведь мы и строили дома. Человек заключил договор, идет с ним в банк, а ему от ворот поворот. Один лишь Сбербанк формально выдает кредиты, но там мало того что значительно повысились ставки, но условия кредитования для большинства людей стали невыполнимыми. В результате человек вынужден расторгнуть с нами договор долевого участия.
Число долевиков сократилось в десять раз. Недавно в течение недели было заключено семь договоров, а в течение следующей все они были расторгнуты. За три последних месяца прошлого года мы расторгли договоры с возвратом 48 миллионов рублей, а заключили лишь на 20 миллионов. Масла в огонь подлили недобросовестные конкуренты, пообещав нашим потенциальным заказчикам более выгодные условия, хотя и не выполнив их.
Тем не менее руки мы не опускаем, продолжаем строить. В этом году завершим строительство трех оставшихся домов. Потом начнем другие, земля под них имеется, но это будет не ранее второго полугодия. Реализация квартир на долгое время откладываться не может.
Жизнь ведь продолжается, и людям надо где-то жить. Идет период отложенного спроса. Несмотря на трудности, в «Честре» не планируется никакого сокращения штатов, коллектив если и уменьшается, то лишь естественным путем: уволился рабочий – на его место нового не принимают.
Впрочем, текучка среди строителей – вполне обычное дело, хотя среди инженерно-технических работников ее совсем нет. Принимаем различные антикризисные меры и финансового, и организационного порядка, которые помогут коллективу пережить эти нелегкие времена.
А как обстоят дела на рынке недвижимости в Чебоксарах? Мы попросили высказать свое мнение специалиста с 15-летним стажем, главного редактора газеты «Жилье: покупка, продажа, обмен» Оксану Чайцыну: Спрос на жилье в конце минувшего года оказался таким, каким ожидался и прогнозировался. Люди получили субсидии, причитающиеся федеральные выплаты, поэтому, несмотря на уменьшение количества кредитов, выдаваемых банками, спрос остался устойчивым. Словом, кризис силу еще не набрал. Хотя
проблем и у продавцов, и у покупателей уже прибавилось: аккредитацию в Сбербанке получило всего несколько строительных организаций.
В результате сложилась очень неоднозначная ситуация. Одна за другой замораживаются стройки, реализация перспективных проектов откладывается на неопределенный срок. Цены на квартиры застройщики будут вынуждены снижать, впрочем, этот процесс уже идет, правда, в разных регионах по-разному. В прошлые годы спрос формировали в основном инвестиционные покупатели, которые вряд ли планируют в 2009 году новые приобретения. Однако обвала цен, думаю, не произойдет, снижение будет дифференцированным: значительно подешевеют комнаты, квартиры-хрущевки , а на новые квартиры в готовых кирпичных домах появится отложенный спрос, и в цене они падать не будут.
Появится дефицит нового готового жилья, ведь число начинаемых строек резко сократится.
Классическая схема приобретения жилья такова: сделок, чтобы человек сразу выложил за квартиру наличные деньги, практически нет. В основном идет улучшение жилищных условий: продается однокомнатная квартира, приобретается двухкомнатная и так далее. Даже если покупается однокомнатная, значит, в заделе была комната. Ведь накопить на доплату значительно проще, чем на целую квартиру. Да и с кредитом на доплату проблем значительно меньше, сумма все-таки не особенно велика. Получается, что все сделки с недвижимостью взаимосвязаны, идут по цепочке.
Значительно сократилось и будет сокращаться число сделок, заключаемых на нулевом цикле строительства, это связано с рисками как застройщиков, так и их клиентов. Конечно, сейчас начинать новостройку рискованно: практика показывает, что ни имя застройщика, ни его репутация, ни количество построенных им объектов не являются гарантией надежности в кризисных условиях. Единственный значимый показатель – состояние объекта: если он находится на завершающем этапе и на строительной площадке
активно ведутся работы, значит, вероятнее всего, стройка завершится.
На рынок недвижимости стали возвращаться старые механизмы отношений застройщиков и их клиентов. Ипотечное кредитование сегодня стало недоступно большинству
граждан, нуждающихся в жилье. В качестве альтернативы застройщики предлагают рассрочки при оплате, по существу тот же самый кредит. Возвращается и пресловутый бартер, ничего тут не поделаешь, причем не только в отношениях с производителями строительных материалов. На бартер может перейти и муниципалитет в отношениях с застройщиками. В частности, строительным компаниям может быть предоставлена возможность совершать отчисления в бюджет построенными квартирами.
По моему мнению, положение на рынке недвижимости стабилизируется в течение года-двух. Будем рассчитывать на худшее, чтобы потом радоваться лучшему.
А как обстоят дела у соседей, например в Татарстане? Речь идет о строителях.
Татарстанские строительные компании испытывают серьезную нехватку оборотных средств. Об этом свидетельствует тот факт, что застройщики все чаще расплачиваются с поставщиками стройматериалов и подрядчиками не деньгами, а по бартерным схемам — квартирами. По данным республиканского Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства, с начала года доля бартера у татарстанских застройщиков увеличилась с 2 до 35%. Проблемы с реализацией квартир сейчас есть практически у всех компаний, в том числе и самых крупных. В условиях невысокого платежеспособного спроса населения два казанских застройщика — «Сувар-Казань» и «Жилищная инвестиционная компания» — подали заявки на продажу жилья Министерству обороны РФ по цене 27,5 тыс. руб.за квадратный метр, что почти на 30% ниже рыночной стоимости.
По признанию игроков рынка, стимулировать спрос и стабилизировать цены помогла бы активизация ипотеки на первичное жилье. Впрочем, по прогнозам татарстанских экспертов, ждать этого придется долго. Они считают, что ипотека на «первичку» сможет вернуться на докризисные позиции очень нескоро. Многое будет зависеть от того, когда закончится мировой финансовый кризис, оживится экономика, а главное, когда стоимость денег для банков вернется на докризисный уровень.
В связи с очередным падением платежеспособного спроса аналитики и участники рынка также прогнозируют дальнейшее снижение цен. По прогнозам экспертов, в первой половине 2009 г. оно составит около 20%. Застройщики вынуждены снижать цены, чтобы стимулировать покупателей, а покупатели будут ждать: зачем покупать сегодня то, что завтра будет еще дешевле.






  Станьте нашим автором





Виды и признаки служебных совещаний

СМК: Недуги внедрения и функциони...

Особенности подбора персонала в о...

Корпоративная культура

Десять раз отмерь, один раз струк...

Дьяволята организационных структур

Одноразовый управленец

Право на судебную защиту – миф ил...

Константы и переменные

Аудит не повредит